Кузнечик дорогой, коль много ты блажен…

Кузнечик дорогой, коль много ты блажен,
Коль больше пред людьми ты счастьем одарен!
Препровождаешь жизнь меж мягкою травою
И наслаждаешься медвяною росою.
Хотя у многих ты в глазах презренна тварь,
Но в самой истине ты перед нами царь;
Ты ангел во плоти, иль, лучше, ты бесплотен!
Ты скачешь и поешь, свободен, беззаботен,
Что видишь, всё твое; везде в своем дому,
Не просишь ни о чем, не должен никому.

М. Ломоносов

Publicités
Par défaut

Снежно – могучая краса…

x x x

Снежно-могучая краса
С красивым сном широких глаз,
Твоя полночная коса
Предстала мне в безумный час.
Как обольстителен и черен
Сплетенный радостью венок,
Его оставил, верно, ворон,
В полете долгом одинок.
И стана белый этот снег
Не для того ли строго пышен,
Чтоб человеку человек
Был звук миров, был песнью слышен

Велимир Хлебников

Par défaut

Счастливчик

Плавая у подножья величавых скал и глядя снизу на тела пролетающих чаек,

Трудно удержаться от сооблазна и не вообразить себя чуть- чуть счастливым.

Я не удержался, потом я осмелел и даже вообразил себя вполне счастливым.

Мне это удалось.

А после я совсем обнаглел и попытался представить себе, что я безмерно, безумно, безоглядно счастлив.

И у меня это тоже получилось неплохо.

Ошеломляюще, оглушающе, обезоружиающе счастливый, долго я плавал около скал,

И чайки, завидя меня, воскрикивали от изумлениия.

Геннадий Алексеев.

Par défaut

Моё счастье.

Стою на углу и жду своё счастье.

Рядом со мной стоит мальчик со скрипкой в футляре.

Чего он ждёт?

Надо мной на барочном карнизе стоят голые гипсовые младенцы.

Ждать им решительно нечего.

Мальчик худенький и осторожный, младенцы пухлые и важные.

А я просто смешон  – Сколько же можно торчать на углу?

Но вот оно прибегает моё непутёвое счастье – плохо причёсанное,

С ненапудренным носом и с ненакрашенными ресницами .

Так спешило, что не успело прихорошиться.

Младенцы дружно хлопают в ладоши, а мальчик вынимает из футляра свою скрипку и с чувством играет « Хабанеру Сарасате ».

Стою и едва не плачу от музыки и от счастья.

Геннадий Алексеев.

Par défaut

Другу.

Будь светел, милый друг, не угасай, будь светел!

Твой долг – сиять, твой долг всегда светиться.

Запомни: мир погибнет, если ты не будешь постоянно светел.

Когда вокруг светло, ты не ленись, будь неприметно, но упорно светел.

Когда же вдруг погаснут все огни – Один светись, один сияй во мраке.

Пред ликом жизни и пред ликом смерти, будь равно светел.

Жизнь поглядит на тебя и удивится, и всплеснёт руками, и рассмеётся.

Смерть подойдёт к тебе и смутится, и остановится, и помедлит.

И после смерти, дорогой мой друг, ты будь как прежде неизменно светел.

Геннадий Алексеев.

Par défaut

Какие мы, однако, смешные…

Какие мы, однако, смешные! Какие мы, однако, смешные! У каждого есть тело — бестелесых вроде бы нет. У каждого есть душа — хоть маленькая, да имеется. И у каждого в груди что-то стучит — представьте себе у каждого! И каждому хочется неземного счастья — ей-богу, каждому! Но каждому чего-то не хватает. Кому — благоразумия, Кому — безрассудства, кому — крыльев за плечами, А кому — и волос на темени. Какие мы однако не совершенные! Отчего же не обретаем мы совершенство? Чего мы тянем? У каждого на то свои причины, свои отговорки, свой резон. Пессимисты полагают что совершенство не достижимо. Так да здравствует же оптимизм!

Геннадий Алексеев

Par défaut